Хренкова, Софья Германовна

03.02.2021

Сóфья Гéрмановна Хренкóва (около 1870 — 30 октября 1908, Ярославль) — русская революционерка-эсерка, поэтесса.

Немка по происхождению. Отец — Герман Дмитриевич Гопфенгауз(ен) (10 мая 1822 — ?), из мормонов, врач в Барнауле, Пскове. Братья Владимир — акцизный чиновник, Николай — занимался в конце XIX века революционной работой. Сестры — Екатерина, Ольга, Анна, Мария (занималась революционной работой, застрелилась, узнав о самоубийстве своего жениха, революционера Николая Евграфовича Федосеева)

Биография

Закончила Петербургские Бестужевские курсы. Замужем с 1886 г. за Иосифом Хренковым (?-1893), из числа знакомых революционера-народовольца А. И. Ульянова. В петербургской квартире Хренковых собиралась вольнодумная общественность. По воспоминаниям писательницы В. И. Дмитриевой, у них «можно было встретить самую разношерстную публику, начиная от фельетониста бульварной газеты кончая якутом, секретарём известного тибетского шарлатана Бадмаева…» «Оба они были сибиряки, но совершенно разные по характеру люди. Хренков — последователь и поклонник Владимира Соловьёва, непротивленец с полумистическим уклоном; его жена — София Германовна, урождённая Гопфенгауз — прирождённая бунтарка с горячим боевым темпераментом, остроумная, решительная и скорая в своих действиях Однажды, не задумываясь, в морозную ночь она сняла с себя теплую кофточку и отдала её нищей с ребёнком». Хренков отвергал террор, с осуждением относился к деятельности «Народной воли», полагая, что она "только и привела к взаимному ожесточению и кровопролитию а затем к чёрной реакции Александра III. «Прощение выше мести»,— любил он повторять слова Ариэля из «Бури» Шекспира. Хренкова, по Дмитриевой, «насквозь была пропитана революционным духом».

В 1892 г. работала сельским учителем недалеко от Симферополя. В 1893 г. переехала в Томск, где получила должность городского учителя. Организовала вечерние курсы для рабочих, вскоре закрытые, а Хренкова была уволена как неблагонадежная. С 1903 г. в Москве, работала в городской управе, корректор, журналистка, член ПСР. Входила в состав Московского союза типографских рабочих. В апреле 1904 года была привлечена к дознанию по поводу незаконных действий типографских рабочих, боровшихся за улучшение условий труда. В начале мая была арестована на сходке типографских рабочих на Тверском бульваре и находилась под стражей до конца июля, после чего была выслана в Калугу под особый надзор полиции, откуда бежала. К началу 1905 г. один из лидеров Московского комитета ПСР. Вскоре снова арестована, ей было запрещено на год проживать в Москве и Московской губернии.

В марте-декабре 1905 г. заведовала бесплатной народной Некрасовской библиотекой в Ярославле, возглавила местных эсеров, главный организатор революционного процесса в Ярославле. Организовала печать прокламаций. Автор Манифеста Ярославского Рабочего Союза. 7 октября 1905 г. была подвергнута личному обыску на квартире. 14—16 октября выступала на собраниях в здании Демидовского лицея, излагала программу социалистов-революционеров. Выступала в отделении Союза равноправия женщин с докладом по аграрному вопросу. В декабре 1905 г. привлечена к дознанию по делу о петербургской организации социал-революционеров. Активно участвовала в создании боевой группы на Ярославской Большой мануфактуре и содействовала её вооружению. 9 декабря 1905 г. возглавила шествие рабочих Ярославской Большой мануфактуры и горожан к губернатору А. А. Римскому-Корсакову с экономическими требованиями («кровавая пятница»). Боевая дружина рабочих вступила в вооруженное противоборство с казаками. Согласно официальной версии, сбитая с ног казацкой лошадью, Хренкова выстрелила и смертельно ранила казака Дундукова. Скрывалась в Петербурге. В 1906 г. арестована в Петербурге и этапирована в Ярославль, покончила с собой в Ярославской губернской тюрьме в 1908 г.: после вынесения приговора к четырём годам каторги облила себя керосином из лампы и подожгла.

Похоронена в Ярославле, место захоронения затерялось.

Творчество

Автор тюремных стихотворений революционного характера с характерными для интеллигентской вольной поэзии мотивами.

Дорогой мой товарищ и друг, Я былого и вас не забыла. Пусть всё порвано грубо и вдруг,- Не умрёт, в чём живая есть сила.

Вам и мне жизнь была не легка, Но светил в ней маяк идеала, По нему нас сдружила тоска, И борьба за него нас спаяла.

Тот же стяг и теперь у бойца, Та ж для вас обязательна служба, Так же в лад наши бьются сердца, Так могла ль умереть наша дружба?

Вечно жив наш святой идеал И влечет всё вперед бесконечно. Враг свирепый нам жизнь растоптал,- Мы над злобой смеемся беспечно:

Пусть губительней рубит топор, Пусть сгорают поленья без счета,- Тем ярчей разгорится костер, Озарит все пути из болота…

Семья

Муж — Иосиф Хренков. Дочери: Валентина и Софья. Племянник: Борис Владимирович Гопфенгаузен — руководитель организации «Молодая Россия» в Париже

Стихотворение внучки С. Г. Хренковой, Софьи Борисовны Рождественской:

МОЕЙ БАБУШКЕ

С детства смотрю я на твой портрет, далекая мне и родная. На сотни вопросов ищу ответ и ничего не знаю. Матроска с кружевом, пуговиц ряд, густые и мягкие волосы. Кто тебя слышал, те говорят о звучном, глубоком голосе. Нежность в лице и свет чистоты, ясный высокий лоб. Брови вразлет мои будят мечты и трогает добрый рот. Взгляд не могу ни поймать ни понять: смотришь ты мило и вдаль. Незащищенность во взгляде сквозит, жертвенность и печаль, Мне говорили: нельзя забыть твоих выступлений страстных, Оратор известный, любить тебя ведь не могли напрасно. Все вспоминали твою доброту, твердость в верности цели. Вошла ты с детства в мою мечту: как вы бороться умели! Как ты могла с пистолетом шагать, ведя мужчин бастовать? И говорят у тебя была совсем королевская стать. Как примирялись в мятежной душе матери нежные чувства, Отвага бойца, стремленье к мечте, поэзия и искусство? С детства смотрю я на твой портрет, с детства с ним говорю. На сотни вопросов ищу ответ и преданию верю. Люблю. Соня Рождественская