Теория рэкетных чувств

28.03.2021

Рэкетное чувство (от англ. Racket) — замещающее чувство, оно замещает настоящее, аутентичное чувство, эмоцию или потребность.

Чувства рэкета взяты из модели поведения родителей или поощрялись ими, в то время как другие чувства не поощрялись или запрещались. Эти эмоции не способны найти выход из конкретной ситуации.

Сущность теории рэкетных чувств

В транзакционном анализе есть разделение на аутентичные эмоции и рэкетные чувства. Для того чтобы различать их, в транзакционном анализе были определены несколько базовых отличий.

Первый признак

В ряде исследований было установлено, что есть только 4 основных аутентичных эмоции: счастье, страх / удивление, печаль и гнев / отвращение. Все остальные просто производные этих основных четырех.

Четыре основных чувства:

  • Столкнувшись с угрозой, люди чувствуют страх, и они реагируют на него ступором или убегают от источника опасности.
  • Когда люди сталкиваются с барьером, который мешает им достичь своей цели, они чувствуют злость, которая провоцирует их к атаке на барьер.
  • Позитивные события или мысли, воспоминания заставляют людей чувствовать счастье, которое предполагает физическое ощущение благополучия, спокойствия, удовлетворения.
  • Когда люди страдают от потери, они чувствуют грусть, которая ведет к потере мотивации продолжать активные действия.

Рэкетных же чувств может быть намного больше (смущение, ревность, депрессия, вина, обида, чувства растерянности, фрустрации, беспомощности, отчаяния, непонимания и т. д.)

Второй признак

Аутентичные чувства помогают решить проблему «здесь и сейчас». Рэкетные чувства не дают такого эффекта, они не подходят для разрешения конфликта.

Третий признак

Третий признак был предложен Джоном Томпсоном. Он объяснил связь аутентичных чувств с решением проблем во времени. Аутентичный гнев помогает решить проблему в настоящем. Страх — в будущем. Печаль помогает проститься с прошлым, завершить ситуацию и сказать ей «прощай!». Аутентичная радость не имеет временных границ и сигнализирует: «Не нужно никаких перемен!»

Для наглядности приведем пример.

Евгений, юрист 40 лет, отправился в командировку на поезде. Выйдя в тамбур, почувствовал запах гари и дыма. Аутентичное чувство страха было заменено им на спокойствие. «Я мужчина, что я буду, как женщина, панике поддаваться». Он сидел и ждал, пока кто-то другой не рванул стоп-кран. Евгений помогал выносить вещи других пассажиров из задымленного вагона. Когда пожар разыгрался и вагон начал гореть, он засобирался и был последним, кто покинул вагон. В результате обжег себе лицо и руки, шрамы остались. В той поездке Евгений вез важные документы, которые полностью сгорели.

Итак, страх, который был аутентичным у Евгения в начале пожара, помог бы ему решить проблемы «в будущем» — документы остались бы невредимыми, его лицо и руки не обгорели бы. Евгений предпочел заместить страх равнодушием и спокойствием.

Решение проблемы

Есть два возможных варианта, которые психотерапевты рассматривают как наиболее рациональные в своей практике и рекомендуют родителям использовать при воспитании своих детей.

Рассмотрим их на примере двух дочерей (реальный случай из практики психотерапевта).

В семье две дочери-погодки — Катя и Ксения. Обе они тонко чувствуют свои границы и нарушение границ воспринимают весьма агрессивно. Предположим, что Ксения без спроса взяла Катину любимую вещь. Увидев это, Катя разгневалась и ударила сестру. Ксеня расплакалась и прибежала к бабушке. Бабушка поступает стандартно, говоря «Ты же девочка, драться нельзя». Тем самым игнорирует и запрещает чувство гнева у внучки. Бабушка дает реакцию только на действия. «Все споры надо решать мирно, — продолжает бабушка и дает стратегию. «Ты ведь умная девочка, Катя», — закрепляет поглаживанием.

Итак, первая стратегия— научить отделять чувства от действий. Вторая стратегия — научить выбирать оптимальные средства выражения чувств и наиболее результативные действия.

Родитель говорит: «Я вижу, как ты, Катя, сердишься на Ксению. Но тебе не позволяется ее бить». Родитель не игнорирует, а принимает чувство гнева, но не разрешает драться с сестрой. «Ты можешь кричать, орать, возмущаться, бить «грушу», любыми способами выражать свой гнев, но не бить сестру». Девочки учатся делать выбор между выражением чувств и действиями. Разведение чувств и действий позволяет взять время для осознания своих чувств и мотиваций действий. А в дальнейшем — для осознания своего желания построить иные отношения друг с другом, более ясные, прозрачные. «Мне не жалко дать тебе свою вещь. Я прошу тебя, в будущем не бери мои вещи без разрешения»,— говорит Катя сестре. В такой ситуации у девочек нет запрета на проявления гнева, нет замены на рэкетные чувства. Они ищут, экспериментируют и находят новые цивилизованные способы взаимодействия и выражения эмоций без рукоприкладства.